Многие калининградцы до сих пор убеждены, что существует «подземный Кенигсберг». Целые заводы с железнодорожными станциями и многокилометровыми туннелями (ведущими вплоть до ставки Гитлера в Польше «Вольфшанце») находятся под древним городом. С начала 50-х прошлого века бытует легенда о том, что Германия предлагала руководству СССР отстроить Калининград в обмен на сокровища, спрятанные в Кенигсберге под землей. Поиском подземного города до сих пор заняты десятки энтузиастов.

Член Географического общества РАН Иван Кольцов, утверждает «Проведенные исследования позволили составить план-схему предположительного местонахождения основных подземных ходов и сооружений бывшего города Кенигсберга, в которых находятся богатейшие ценности, включающие значительное количество (многие десятки тонн) золота, серебра, янтаря, драгоценных украшений, а также изделия Янтарной комнаты, художественные картины, древнейшие музейно-исторические ценности, книги…»

По данным Кольцова, основной вход в эти подземелья осуществляется с территории бывшего Королевского замка. Вход этот взорван и завален на глубину до 16 метров. Но на большей глубине ходы-коридоры находятся в нормальном состоянии и не затоплены. Сеть многоярусных ходов и сооружений находится под всем городом. «Эти подземелья, – пишет исследователь, – нашпигованы всякой всячиной (королевские и церковные сокровища на глубине до 60 метров, сокровища казны, богатых купцов, жителей и т.д

О том, что подземный город может существовать (пусть он и затоплен), говорит, к примеру, тот факт, что минувшей зимой строители при производстве земляных работ у Северного вокзала в центре Калининграда случайно откопали под трамвайными путями подземный ход, ведущий к зданию ФСБ (до окончания штурма Кенигсберга в здании нынешнего Калининградского управления ФСБ находился Полицай-президиум столицы Восточной Пруссии).

Наконец, расположенные в Калининграде 12 больших и три малых форта, а также находящиеся на улицах и площадях, в парках и даже на кладбищах старого Кенигсберга сотни (!) бетонных и кирпичных убежищ – доказательство уникальных возможностей немецких строителей. Каждое из таких сооружений имеет площадь от нескольких десятков до нескольких тысяч квадратных метров с вместимостью до двух-трех сотен человек. Все они были оборудованы системами жизнеобеспечения: канализацией, вентиляцией, водопроводом, энергоснабжением, – некоторые даже газифицированы. Входы строились, как правило, тупикового типа, для предотвращения прямых попаданий снарядов и защиты от ударных волн, образующихся при взрывах. Все убежища имели по несколько входов и выходов, в том числе и аварийных, с защитными металлическими дверями. По периметру города и в его предместьях – сотни кирпично-бетонных межфортовых сооружений и бункеров, обвалованных грунтом. А фортификационное строительство, как известно, предполагало подземные многоярусные сооружения. Это закон военных защитных сооружений. Все это, кстати, поражало грандиозными размерами.

В начале своего путешествия Кольцов, услыхал историю, в которой фигурировали подземелья этого города. Попутчица рассказала ему, что сын ее знакомой однажды принес домой большой отрез синтетической ткани. Сказал, что нашел ее в подвалах одного из затопленных фортов, куда лазил с друзьями. Из той ткани ее знакомая пошила своему сыну рубашку, удивившись тому, что ткань, несмотря на то, что долго лежала в воде, выглядит, как новая. Когда мать стала гладить эту рубашку, ткань вспыхнула под утюгом, как порох. Напуганная женщина обратилась в милицию. В указанный форт отправили водолазов, которые и обнаружили в нем склад таких рулонов. В таком виде фашисты выпускали порох. История дальнейших поисков в этом направлении осталась неизвестной. Как будет видно из дальнейших свидетельств очевидцев, власти продолжают проявлять удивительное равнодушие к подобным фактам. Чем же вызвано такое отсутствие интереса? Возможно, в органах внутренних дел просто не поверили испуганной горожанке?

Исследователь решил обратиться и к другим источникам.

Некоторые упоминания о подземельях Кенигсберга содержит и послевоенная литература. В особенности, Станислав Гаранин в своей книге «Три лица Януса» писал о восьмистах шестидесяти двух кварталах в городе, каждый из которых был связан с другими единой оборонительной системой. Переходы соединяли подвалы домов. Под землей находились электростанции, склады боеприпасов, лазареты.

Также в этом же литературном произведении описана ситуация, в которой некоторые герои, спустившиеся в подземелья через канализационный люк, увидели подземный зал, вдоль стены которого находился причал. У этого причала стояла небольшая, в четыре метра длинною, подводная лодка.

Но это – литературное произведение, которое не может претендовать на документальную точность. Изложенные в нем данные поражают воображение читателя, но вызывают вопросы в их достоверности. Необходимо было найти свидетельства настоящих очевидцев.

Бывший начальник отдела подводно-технических работ Михаил Матвеевич Лиф рассказал, что хоть он и знает подземные коммуникации Калининграда не полностью, а только в той части, которая касалась его работ, но может сказать, что в районе бывших дворцов и под фортификационными сооружениями имеются двух- и трехэтажные подземелья. В большинстве своем они затоплены или завалены камнями. Части из них используется под склады и в нынешнее время. Значит, эти подземелья все же существуют? Но так ли они доступны для посещений туристов? Возможно, это просто складские помещения, частично разрушенные во время бомбардировок и ничего более. Но Михаил Матвеевич упоминал и о некоем подземном авиационном заводе. Но этот завод также затоплен и завален камнями. Также он поведал историю о неких доморощенных «кладоискателях», которая когда-то имела хождение в кругу его знакомых. Будто бы эти люди нашли в одном из озер грот искусственного происхождения, вход в который закрывала немецкая якорная мина.

Один из кладоискателей вскоре при невыясненных обстоятельствах погиб – упал с пятого этажа. Другой обратился за помощью к знакомому мичману–саперу, который большого внимания этой просьбе не придал. Но после того как «кладоискатель» пропал без вести, уйдя в одно из своих путешествий, сапер забеспокоился и подал заявление в милицию. К сожалению, поиски милиции результата не дали. Также Лиф рассказал об одном своем коллеге и товарище, Григории Ивановиче Мацуеве, который находился в Кенигсберге с 1945 года. Уволившись с военной службы, Мацуев остался в отряде подводно-технических работ. На его счету десятки погружений в реку Преголь и в озера. Он как раз и сообщил, что в то время верхние этажи подвалов Королевского замка еще не были затоплены. Это весьма интересно и перекликается с тем, что рассказал Кольцов. Не могли ли эти этажи быть затоплены позднее, после исследования, которое проводила историко-археологическая экспедиция, в составе которой и находился Кольцов?

Но возвратимся к рассказу Михаила Матвеевича Лифа о его товарище. Особое внимание вызывает одна история. Григорий Иванович однажды рассказал о том, что однажды недалеко от старинных городских ворот в полу одного фортификационного сооружения был обнаружен большой люк. Когда его открыли, увидели, что тоннель, вход в который он закрывал, полностью затоплен водой. Мацуев нырнул туда и увидел большую комнату с большим количеством стеллажей, на которых лежало множество рулонов неизвестного материала. Несколько из них было поднято на поверхность. Дальнейший анализ показал, что это был порох. Возможно, Германия, связанная Версальским мирным договором, не имела права выпускать оружие и взрывчатые вещества более допустимого количества. Поэтому порох, который делали в Кенигсберге, и камуфлировали под ткань. Но опять ни одного упоминания о сокровищах. И о том, что данные ходы могут быть доступны для посещений.

После взятия в 1945 году советскими войсками Кенигсберга главный город Восточной Пруссии лежал в руинах. Некоторые немецкие подразделения ушли в разветвленную сеть подземных ходов и оттуда ночами совершали вылазки, убивая наших военнослужащих. В связи с этим были взяты под контроль основные входы в подземелья, а остальные экстренно были замурованы до лучших времен. Это повысило безопасность в городе. Самими схемами подземелий советское командование не располагало.

Любопытно, что главный железнодорожный вокзал города не пострадал от уличных боев и бомбардировок англо-американской авиации, которая почему-то уделяла налетам на Кенигсберг особое внимание. Под вокзалом, глубоко под землей, располагалась подземная железнодорожная станция, откуда в нескольких направлениях уходили тоннели, в том числе под реку Преголя. Подобные подземные тоннели нашим воинам встречались в Бранево и других польских городах на пути к Германии.

Тоннели располагались значительно ниже реки Преголя и Калининградского залива. Электрифицированные тоннели двумя трассами связывали Кенигсберг со знаменитой ставкой Гитлера Вольфшанце, находившейся недалеко от Растенбурга (Кентшин). Для строительства таких сложных подземных сооружений Германия располагала высококвалифицированными кадрами, горнопроходческой и строительной техникой. Подземное строительство в военных целях велось в Восточной Пруссии со времен раннего Средневековья, когда немецким рыцарям удалось захватить этот регион.

В послевоенные годы в подземные ходы неоднократно проникали различные группы исследователей, хотя и без особых успехов. Но в 50-е годы развалины Королевского замка, из подвалов которого можно было попасть в подземелья Калининграда, и другие входы в «подземный мир» древнего города были взорваны.

Город стали постепенно восстанавливать. Так как чертежи городских коммуникаций не были доступны местным властям (их обнаружили в архивах Москвы только в 1991 году), Калининград отстраивался по новой планировке с новыми городскими коммуникациями. Пришлось заново прокладывать водо- и электроснабжение, канализацию, телефонную связь.

Проведенная после войны замуровка входов в подземелья не гарантировала, однако, надежного контроля за несанкционированными перемещениями внутри подземелий, особенно в их глубинных ярусах, уходящих за пределы города. Известен случай, когда в начале 80-х годов в центре города, недалеко от бывшего Королевского замка, жители близлежащих домов явственно слышали гулкие удары металла по металлу, которые раздавались из-под земли. Приехавшие специалисты только руками развели, так как все входы в подземелья считались давно замурованными.

В те же годы в зоопарке дети заметили провал в вольере медведей и сообщили смотрителям. Руководство зоопарка проинформировало, как раньше было принято говорить, компетентные органы об обнаруженном ступенчатом входе в подземелье, но от них никто не приехал. Пришлось работникам зоопарка самим засыпать вход без каких-либо попыток обследовать подземелье.

Поверхностные раскопки, проведенные в Калининграде геолого-археологической экспедицией в 80-х годах, естественно, результата дать не могли. В глубинные ярусы подземелий никто из ее участников не проникал, ибо не располагал необходимыми чертежами.

Серьезно заниматься исследованиями подземелий все послевоенные десятилетия никто не стремился: ни городские власти, ни военные, ни другие силовые ведомства. Мешали то ли более срочные дела, то ли недопонимание серьезности проблемы. Поэтому остались необследованными и подземелья в районе заводов Понарт и Шонбуш, где немцы в конце войны спустили под землю ящики с какими-то культурными ценностями. Хотя имеющаяся информация позволяет предполагать, что в подземельях может находиться и Янтарная комната. Известно, что из Королевского замка ящики с деталями Янтарной комнаты были перемещены в район детской областной больницы (нынешняя улица Дмитрия Донского), где были спущены под землю, а вход засыпан взрывом. Далее по подземелью ящики переместили в другое, более безопасное место.

В Германии до сих пор живы люди (или их дети), которые проектировали и строили подземные инженерные сооружения Кенигсберга, прятали там награбленные в СССР культурные ценности. Не исключено, что в 90-е годы, когда ослаб контроль, кое-кто из них мог попытаться тайно проникнуть в подземелья города, используя сохранившиеся чертежи. По подземным коммуникациям они могли переместить ящики с компонентами Янтарной комнаты за пределы не только города, а затем и вывезти их за рубеж через морской порт или автомобильным транспортом.

Да и нельзя сбрасывать со счета глубинные подземные коммуникации, которые, возможно, издревле связывали Восточную Пруссию под польской территорией с остальной частью Германии (во всяком случае подземные железнодорожные пути, ведущие к польской границе, никто так и не обследовал). После присоединения ГДР к ФРГ у лиц, знающих тайны подземелий, появилась потенциальная возможность скрытно проникать на российскую территорию.

Известно и то, что после распада СССР в районе бывшего Королевского замка активно вела раскопки, с согласия властей, немецкая экспедиция, члены которой, судя по всему, знали о подземельях и их содержимом не понаслышке. Были замечены в Калининграде и американцы, которые при помощи георадаров и других приборов пытались составлять схемы подземных сооружений и ходов.

Проблема использования древних подземелий касается и древнего города-порта Балтийска (Пилау), являющегося морскими воротами Калининграда. Здесь еще в XVII веке под проливом-каналом работал пешеходный тоннель для жителей. В последующем рядом был построен второй такой же тоннель для двустороннего движения с поперечными проходами между ними. Тоннели совершенствовались и были электрифицированы. В конце войны этот двойной тоннель был использован под госпиталь. После взрыва в одном из пролетов тоннеля была нарушена герметизация стены, и тоннель постепенно заполнился водой. Место разгермитизации тоннеля известно. Для метростроевцев и горнопроходчиков не представило бы трудностей ввести в строй этот тоннель.

А пока в дневное время через пролив по-прежнему курсирует корабль, перевозя жителей. Помимо того, под проливом имеется еще три замурованных незаводненных тоннеля. Их можно было бы размуровать и ввести в эксплуатацию. Но местные власти, видимо из-за отсутствия средств, этот вопрос не решают. Хотя вложенные средства быстро бы окупились.

Вокруг Балтийска под дном шельфовой части заливов и пролива располагаются громадные железобетонные емкости для хранения горючего с ходами сообщения для технического обслуживания. Сами емкости заполнялись горючим по централизованной трубопроводной системе. Горючее поступало из района к северу от современного города Ладушкина. Местоположение емкостей под шельфом установлено специалистами. Входы для их техобслуживания нетрудно размуровать. Можно восстановить и централизованное заполнение этих емкостей горючим по трубопроводной системе. Введение этих емкостей в эксплуатацию весьма актуально, ведь Балтийск превращается в крупный морской порт.

Еще одним интересным объектом является гора Прохладная, внутри которой находятся многоярусные складские и технические помещения с системой жизнеобеспечения и связи. Размуровка входов может быть осуществлена даже энтузиастами.

Забытые подземные сооружения в Калининграде – это десятки тысяч квадратных метров добротных помещений. Их с успехом можно использовать в интересах города (под склады, спортзалы, магазины, мастерские для художников, скульпторов, гражданскую оборону). Необходима планомерная размуровка ценнейших инженерных подземных сооружений.